только что пришла с передовой мокрая

 

 

 

 

«Только что пришла с передовой» 2.Только что пришла с передовойМокрая, замерзшая и злая Мокрая, замерзшая и злая. А в землянке нету никого. И дымится печка, затухая. Так устала руки не поднять.Ни на секунду не возникло у нее сомненья: «А нужно ли снова возвращаться в пекло, под пули?» Она знала ее место там, на передовой. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала руки не поднять, Не до дров, согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров — согреюсь под шинелью. Солдатские будни Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не по - Евгений Денисов - Google Только что пришла с передовой, Мокрая, замерзшая и злая.Из воспоминаний Ю.Друниной: «На передовой никто не вытягивался, не козырял, не печатал строевым перед старшим по званию это было бы просто смешно. Только что пришла с передовой, Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И дымится печка, затухая. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью, Прилегла, но слышу, что опять По окопам нашим бьют шрапнелью. Наивные и чистые, мальчики и девочки, живые и мертвые всё они остаются там. Возвращаются только солдаты обожженные войной.Она с ума сошла, когда пришла на мужа похоронная. Вздыхали деды, говоря о смерти и солдатской удали. А он вернулся Только что пришла с передовой, Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И дымится печка, затухая. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает.

Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой, Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И дымится печка, затухая.

Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью, Прилегла, но слышу, что опять По окопам нашим бьют шрапнелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью. Прилегла, но слышу, что опять По окопам нашим бьют шрапнелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой, Мокрая замерзшая и злая(«Только что пришла с передовой») В батальоне, где служила Юлия Друнина было две девушки, - она и Зина Самсонова, о которой на фронте слагали легенды о ее храбрости и бесстрашии. СОЛДАТСКИЕ БУДНИ Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Прилегла, но слышу, что опять По окопам нашим бьют шрапнелью. Только что пришла с передовой, Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого И дымится печка, затухая. Так устала — руки не поднять, Не до дров — согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой, Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И дымится печка, затухая. Я только раз видала рукопашный. Только что пришла с передовой. Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И дымится печка, затухая. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью, Прилегла, но слышу, что опять. Только что пришла с передовой. Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала руки не поднять, Не до дров согреюсь под шинелью. Прилегла, но слышу, что опять. По окопам нашим бьют шрапнелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой. Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает.Мертвые шинели на снегу. Пахнет мокрой землёй, извёсткой, Деловито скрипят леса. Вновь ремесленников-подростков. Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью. Прилегла, но Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью. 4:9 Только что пришла с передовой. Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Прилегла, но слышу, что опять. По окопам нашим бьют шрапнелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, и, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, не до дров, - согреюсь под шинелью. Прилегла, но слышу, что опять по окопам нашим бьют шрапнелью.

Только что пришла с передовой Мокрая, замёрзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой, Мокрая, замерзшая и злая. А в землянке нету никого. И дымится печка, затухая. Так устала руки не поднять. Не до дров, согреюсь под шинелью. Прилегла, но слышу, что опять. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И, конечно, печка затухает. Так устала - руки не поднять, Не до дров, - согреюсь под шинелью. Только что пришла с передовой. Мокрая, замерзшая и злая, А в землянке нету никого, И дымится печка, затухая. Так устала — руки не поднять, Не до дров, — согреюсь под шинелью, Прилегла, но слышу, что опять По окопам нашим бьют шрапнелью.

Полезное: